Волгоградка винит врачей в болезни дочери

В редакцию информационно-правового портала «Человек Закон Волгоград» пришло обращение от Людмилы А. Молодая женщина считает, что врачи Волгоградского Перинатального центра причастны к тому, что ее новорожденной дочери был поставлен диагноз ДЦП.

Письмо Людмилы - крик отчаяния. Мать, воспитывающая ребенка в одиночку, оказалась в непростой ситуации, и уже не ждут правосудия, а желает придать публичной огласке то, что с ней произошло. Врачебная ошибка, халатность медиков, невнимательность самой молодой мамы — что могло стать причиной искалеченной судьбы маленькой девочки, здоровье которой еще можно поправить?

«29 марта 2015 года я планово легла в Волгоградский Перинатальный Центр на 41-й неделе беременности. Я заблаговременно встретилась с руководством ПЦ и оплатила в кассе 10 тысяч рублей добровольного пожертвования. Никакого документа об оплате мне не дали, но отметку о «поступлении» в ПЦ в документах поставили. Мне было 33 года, это моя первая и беременность.
Всю беременность я чувствовала себя отлично, на сохранении не лежала, жалоб не было. Но на всякий случай, решила все же рожать в Перинатальном центре, так как считала что там работают высококвалифицированные специалисты, которым можно доверить свою жизнь и жизнь моего будущего малыша.

29- го марта я поступила, меня обследовали, взяли необходимые анализы, УЗИ, КТГ и т.д., все было хорошо. Так как срок уже был сорок с половиной недель, врачи приняли решение дать мне препарат Цмефипристон», стимулирующий к родам. Как и положено, после второй таблетки на вторые сутки у меня начались схватки. 31-го марта в 23 часа меня подготовили к родами и медсестра проводила в родильный зал. Там и начался мой кошмар. В родзале при вводе катетера в правую руку мне проткнули насквозь вену, поставили катетер в левую руку. Первая врач, которая меня приняла в родзале (их было в итоге четверо, кто во время родов по очереди ко мне заходил) меня осмотрела, сказала что все идет хорошо и что к утру рожу, а пока «...полежи, походи», и ушла. В два-три часа ночи уже 1 апреля схватки стали невыносимо болезненными, от боли меня тошнило, и специалист который в тот момент ко мне зашла ( я не могу знать, кто это был, врач-акушер, медсестра - ни одного бейджека ни на ком не было), сказала что мне лучше лечь на родильное кресло, так как от боли можно и упасть, и дала мне мусорный пакет, если вдруг все же стошнит, то в него. Я лежала корчась в болях, в это время отошли воды, я испугалась и стала кого-нибудь звать, минут через 15 кто-то ко мне пришел (скорее всего это была медсестра), посмотрела, сказала что это лопнул пузырь и отошли воды, чтобы я не пугалась все идет как надо. К 4 часам пришла врач, посмотрела, я сказала, что нет больше сил терпеть такие боли (схватки шли каждые 2 минуты и длились 2 минуты), я просила анестезию. Она сказала: «Сейчас сделаем», и до 5 часов я посплю и в 5 утра «начнем рожать». Что-то покрутили мне у катетера, сказали что ввели анестезию и все ушли (анестезиолога не было). Боли не прекращались, а только нарастали, лежа на родильном кресле я звала хоть кого-нибудь, минут через 20-30 зашла медсестра, и в слезах я сказала ей что никакого обезболивания не происходит, на что она просто молча вышла.

В 5 часов зашла ко мне врач-акушер с улыбкой и вопросом "Ну что, поспала? Давай рожать". И тут начался еще больший кошмар чем был! Мы начали тужиться, ничего не получалось, эта акушерка ушла, пришла другая, начали тужиться с ней, опять бесполезно. Я стала просить сделать мне операцию кесарево сечение, мне сказали что и так рожу. Подняли с кресла, сказали что лучше походить немного, на подкашивающихся ногах я ходила.
Пришла третья врач, я опять стала просить сделать мне операцию, сколько же можно мне тужиться, на что она мне ответила, что при ней я тужусь только 20 минут ( это было уже где-то 7-8 утра). Я ей сказала, что вы только 20 минут как ко мне зашли, а до вас еще было два акушера. Спустя какое-то время она тоже ушла. Пришла четвертая врач, силы уже стали меня покидать, я уже понимала что все идет не так, но видимо это понимала только я, но никак не специалисты ПЦ! И с новым врачом мы стали опять тужиться, и лежа, и сидя, и на боку. Все это время у моего лица лежит мусорный пакет, безумные боли, страх и ужас во мне поселился, потому что меня и моего ребенка просто мучили и издевались. Где-то в 9 - 9.10 у моего ребенка, по данным КТГ, упало сердцебиение, я увидела что наконец-то врачи собрались вокруг меня, кто-то давил мне живот, кто-то на спину, я сама тужилась из последних сил. Минут через пять врач сказала, что надрежет мне промежность, на что я ответила, что я уже несколько часов умоляю хоть что-то сделать. Меня надсекли и на первую же потугу в 9.40 часов я сразу родила. Моего ребенка положили мне на грудь, я заглянула дочке в личико, ее глазки были закрыты и признаков жизни она не подавала. Я стала кричать «Почему она не плачет?», тогда врачи схватили ее, отнесли на другой стол, вызвали реаниматологов. Когда пришел врач-реаниматолог, я услышала его громкую и немного грубую в адрес врачей фразу: «Это что еще такое?» На столе лежала моя доченька, доношенный ребенок с весом 3,100 кг и ростом 52 см, не подающая признаков жизни, просто замученный в родах ребенок. Дальше я ничего не помню, потому что вдруг откуда не возьмись появился анестезиолог и «вырубил» меня на 2 часа. Вот так я родила в популярном Перинатальном центре. Но все мои беды были еще впереди! Мы долго были в реанимации, меня на 5-й день хотели выписать, а ребенка оставить. Я ходила по врачам и просила не выгонять меня, так как я кормила ребенка сцеженным грудным молоком, хоть и через зонд. Четыре дня ребенок был на искусственной вентиляции легких, дочка была настолько изнеможена, что никак не могла начать дышать самостоятельно, я бегала к ней каждые три часа. На 5-й день жизни, у дочки вдруг обнаружили врожденную пневмонию. Как это возможно? Сразу такую болячку не заметили? Её и не могли заметить, никакой врожденной пневмонии у нее и не было. А жидкость в легких - это результат искусственной вентиляции, но не могут же врачи признать, что пневмония у ребенка приобретена в ПЦ. Выписали нас только на 23-й день после родов, много ужасов мы пережили в этом ПЦ. За день до выписки пришел, как и полагается хирург, и обнаружил что у ребенка была во ремя родов сломана ключица. Это обнаружили только перед выпиской! Все это время с моей дочкой делали манипуляции, процедуры, и у неё в это время была сломана ключица, сколько боли пришлось пережить моему ребенку! За все это время ко мне не подошел ни один врач, который принимал роды, никто не интересовался, что с моим ребенком. В выписке написано много неправды, почему-то врачи ПЦ решили, что у меня бесплодие, я об этом узнала, прочитав в родовой выписке. Так же написано, что второй период длился 20 минут (это когда начинаются сами роды и врачи говорят что нужно тужиться). На самом деле этот период у меня длился с 5 часов. То есть 4 часа 40 минут разные врачи-акушеры заставляли меня тужиться, я тужилась под их контролем до такой степени что в глазах и на лице у меня полопались капилляры! После выписки мы постоянно наблюдались у неврологов. С 5-го месяца у дочки я стала замечать задержку в развитии, постоянные массажи, узи головы, ездили в Крым на лечение.

Сейчас моей дочке 1 год и 9 месяцев, четыре месяца назад поставили диагноз ДЦП. Ребенок не ходит и пойдет ли неизвестно. Я писала жалобу на ПЦ в Минздрав по электронным каналам, мне отвечали что чуть ли я не сама во всем виновата, так как во время беременности один день у меня поднималась температура аж до 37,3 градусов. Я на этот глупый довод ответила, они что-то опять ответили мне, какую-то несуразицу (переписка сохранена, при необходимости могу все предоставить). Но после третьего моего письма в Минздрав мне позвонила Веровская Т.А. - главврач ПЦ, и пригласила на встречу. На встрече она обещала «собрать» участников моих родов. Кстати в выписке не указан врач-акушер, который принимал роды. Никто не взял на себя такую ответственность, получается что в ПЦ я родила, но роды у меня никто не принимал. На встрече, естественно, никаких акушеров не было, была Веровская и зав. детским отделением Атопова М.Н. Спросили у меня, в каком состоянии ребенок, Веровская сказала что она просмотрела всю мою историю беременности и никаких отклонений в ней не нашла, почему ко мне было такое отношение во время родов и после она сказать не может, может только попросить у меня прощения и помочь в реабилитации ребенка, посоветоав некоторых врачей. Периодически мне звонила Атопова М.Н. и спрашивала как у нас дела. При последнем разговоре я ей сказала, что дела плохо, врачи, которых они порекомендовали, которые, кстати за каждый прием брали с меня 1000-1500 рублей, нам не помогли и что ребенку нужна эффективная реабилитация. К сожалению такие центры есть только за границей, и естественно за немалые деньги, и что вообще лечение в России не принесло результатов. Так как я с дочкой ездила в мае 2016 года в Крым на реабилитацию детей ДЦП, эта поездка с лечением и проживанием обошлась мне в 200 тысяч рублей. Я мать-одиночка, вынуждена работать в декрете, чтобы лечить дочь. Но особых сдвигов не происходит. По телефону Атопова сказала мне что деньгами ПЦ она не заведует и чтобы за помощью по «платной» реабилитацией я обращалась к самой Веровской. В конце декабря я отвезла в Перинатальный центр и сдала в канцелярию (хотела, конечно попасть напрямую к Веровской, но ее не оказалось на месте) письмо-претензию, где просила оплатить мне хотя бы один курс лечения ребенка в Словакии в Центре для детей ДЦП «Адели». Я провела мониторинг, связывалась с врачами из этого центра, отправляла им все анализы и заключения врачей по своему ребенку, по их мнению ей можно помочь, пока ребенок маленький есть шансы многое исправить! А врачи в Волгограде мне такой надежды не дают. Но стоит один курс с перелетом и проживанием около 400 тысяч рублей, у меня нет такой возможности, даже взять кредит на такую сумму пока не могу, так как не раздала долги после Крыма. Я предложила в своем письме оплатить этот курс лечения (один курс, а их нужно будет хотя бы 3-4 сделать), и претензий к ПЦ я больше иметь не буду. Но моя просьбы была полностью проигнорирована.

Реальной, эффективной помощи моему ребенку никто оказывать не собирается, натворили нам беды и никакой ответственности за это не несут. Через знакомых я узнала что Атопова М,Н. позволяет себе еще и посмеиваться надо мной, говоря, что я истеричка, «задолбала» уже жаловаться на них и судами угрожать.Я очень хочу обратиться с исковым заявлением суд, но после общения с Минздравом поняла, что все медицинские учреждения в нашем городе «заодно», ведь после жалоб в Минздрав мне позвонила Веровская и пригласила извиниться, значит ее попросили как-то «успокоить» меня. Но мне не нужны извинения, я даже не хочу никому уголовной ответственности, мне нужно ставить своего ребенка на ноги! И как можно скорее, время сейчас играет не в нашу пользу, лечение ДЦП может принести огромные результаты, если лечить правильно, эффективно и чем ребенок младше, тем больше он поддается лечению! Я думаю только о здоровье своей доченьки. Каждую секундочку своей жизни я думаю и молюсь только о ней!»

Редакция информационно-правового портала располагает всеми документами и медицинскими выписками предоставленными Людмилой А. Коллектив редакции обращается к руководству Волгоградского Перинатального центра с просьбой предоставить официальные комментарии по поводу изложенной ситуации, которые будут опубликованы на сайте.