«Автомани»: в Волгограде автоломбард превратился в криминальную структуру

В надежде выручить энную сумму, чтобы разрешить свои проблемы, молодой волгоградец обратился в автоломбард «Автомани». Полтора года исправно платил вносил плату, затем из-за сложившихся обстоятельств на какое-то время уехал из города.

читайте также

А после этого оказался заложником ситуации, когда автоломбард вкупе с судебными приставами, мягко говоря, совершают явные попытки «отжать» у молодого человека его автомобиль, втянув его в судебные тяжбы и наказав деньгами. В своем обращении, адресованном редакции информационно-правового портала Евгений Меньшаков подробно рассказал то, что с ним произошло. Волгоградец пока еще надеется на справедливость, и предав публичной огласке то, что с ним случилось, он предупреждает других автомобилистов не связываться с подобными сомнительными организациями.

В письме говорится, что два года назад, в декабре, под залог ПТС он оформил в автоломбарде «Автомани» 20 тысяч рублей. Сумма ежемесячных процентов составила 2 тысячи рублей, Евгений исправно платил их до июня 2016 года, а затем он на 6 месяцев был вынужден уехать в другой город. Сам Меньшаков обращает внимание, что живет он в Советском районе города — это важно для дальнейшего повествования. 21 января этого года в дверь его квартиры постучали, на пороге стоял мужчина, он сообщил, что в авто Евгения — иномарку «Киа Рио» случайно задел другой автомобиль.

читайте также

«Я вышел во двор, чтобы узнать, что случилось, - рассказывает Евгений Меньшаков, - в бампер моей машины уперлась Toyota LC200. Из внедорожника вышло несколько человек; один из которых представился судебным приставом. С ним было еще три человека. Эти люди заявили мне, что, по решению суда моя машина арестована и её конфискуют. Я никогда до этого не сталкивался с судебными приставами, и не знал свои права в общении с ними. Всё это время, пока на меня производилось нешуточное давление, пристав стоял в стороне. Когда я сказал, что сначала позвоню, прежде чем кто-то заберет мой автомобиль, «пристав» вслух заявил, что надо вызывать эвакуатор, а сам он ждать никого не собирается».

Евгений позвонил в полицию, и уже минут через десять возле места ЧП оказался местный участковый. Он выслушал Евгения, удивившись, почему судебный пристав из Краснооктярбского районного отдела УФССП взыскивает имущество в Советском районе у человека, который зарегистрирован в Центральном районе города. Затем участковый сел в иномарку «взыскателей», захлопнул дверцу салона. А через несколько минут вышел из машины и заявил, что все законно. Меньшаков сел за руль своей «Киа Рио» и отогнал легковушку на стоянку автоломбарда.


«Я приехал туда и спросил, какую сумму я должен, - рассказывает автовладелец. - Мне ответили: сегодня пятница, все вопросы по оплате в понедельник, когда будет бухгалтер. Затем пристав оформил машину на ответственное хранение. Я пришел в понедельник в эту фирму, зная о решении суда, о котором я даже не был уведомлен. Вслух со мной не разговаривали, я думаю, опасаясь диктофонной записи, а дали лис с расчетами на 180 тысяч рублей! При этом мне сказали: «По суду сумма меньше, но, если, ты захочешь «по закону», то мы будем затягивать процесс».

Конечно же, чтобы разобраться в происходящем, волгоградец едет в суд, и в полученном решении узнает, что по договору займа он должен ООО «Автомани» 63140 рублей плюс 8102рубля в качестве расходов по уплате пошлины. Евгений посоветовался с юристов и подал заявление на восстановление сроков апелляции и саму апелляцию. Спустя примерно месяц было заседание суда, на котором выяснилось, что я действительно не был оповещён о суде и, сроки апелляции восстановили. Для себя молодой человек решил, что автомобиль ему важнее суммы долга, и он решил его оплатить — взял и перевел всю сумму по решению суда на счет компании «Автомани». А затем еще почти месяц ждал суда по снятию обеспечительных мер в связи с выполнением решения суда. В марте суд снял арест с автомобиля, но дальше началось самое интересное.
Спустя две недели, дождавшись вступления в силу решения суда, Меньшаков обратился с заявлением о снятии ареста в ФССП по Краснооктябрьскому району Волгограда.

«В приёмной мне сказали, что, я должен обратиться к приставу через 3 дня. Приставом являлся Белоконь Николай Владимирович. Через 3 дня я пришёл на приём к приставу. Он сказал, что такие вопросы сам решать не может и предложил пройти с ним к начальнице. Начальница заявила, что, закон её не касается и в решении суда не указано «вернуть машину». Весь разговор записан на диктофон. Я был вынужден обратиться в Краснооктябрьский суд для принуждения приставов».

Суд был назначен примерно через десять дней. Всё это время Евгений пытался тщетно дозвониться судебному приставу. Господин Сивоноь на рабочий номер не отвечал, на мобильный тоже, а когда Меньшаков звонил ему на мобильный не со своего, а с чужого номера, то бросал трубку, едва заслышав голос молодого человека. За три дня до суда Меньшакову позвонил представитель «Автомани» и сказал, что им пришло письмо от пристава с требованием вернуть мне автомобиль. Евгений был рад такому повороту и собрался забрать авто, но в своем почтовом ящике он обнаружил уведомление о заказном письме. Получив его напочте, он узнал, что ООО «Автомани» обратилось в суд по поводу возмещения процентов по договору займа.

«Заседание было за два дня до получения мною письма об этом, - говорит Меньшаков. - Хотя, письмо было с пометкой «судебное». То есть оно должно быть на почте 7 дней и потом возвращается в суд. Только после этого возможен суд без моего участия. Я позвонил в суд и узнал, что было вынесено решение опять же об обеспечительных мерах - об аресте авто. Зная об этом, все равно поехал забирать»машину. А затем позвонил пристав, он сказал, что не сможет сам приехать и мы должны для передачи машины ехать к нему в отдел. В своем. Автомобиле я тронулся в путь. Моя машина при поездке издавала странные звуки, горели лампочки. Осматривая с ним автомобиль, я нашёл очень много повреждений, которые он вынужден был указать в акте. Представитель ломбарда при этом заявлял, что я наговариваю. Больше всего меня поразила его фраза: «Ты отвечаешь, что этих повреждений не было?» Он несколько раз говорил, чтобы я «ответил». И после всех процедур возвращения авто пристав достает еще одно постановление об аресте и опять арестовывает мою машину. Это было 11 апреля. А очередное судебное заседание назначено на 26 мая».

Меньшаков написал частную жалобу на определение суда об обеспечительных мерах. До суда никакой реакции не было, а в ходе судебного разбирательства ломбард потребовал взыскать с него 117 тысяч рублей. В итоге судьяпоставил -10 тысяч.

«Через неделю я пошел в суд за решением, а заодно узнать про мою частную жалобу, - говорит Евгений. - Решение мне отдали только через три дня. Жалоба была отправлена в областной суд только 13 июня, хотя я подавал её 13 апреля.
В это же время я подаю иск о возмещении ущерба во время хранения автомобиля. 26 июня состоялся суд, представитель ломбарда попросил перенести заседание и суд отложили до 7 августа. В тот же день мне позвонил представитель ломбарда. Он предложил забрать мне иск об ущербе, взамен они пообещали не подавать апелляцию. Подумав, я согласился. Правда, единственным условием было возвращение мне машины. После этого мне никто не перезвонил. На следующий день я узнаю, что апелляция всё-таки подана. Юрист посоветовал обратить внимание на действия судебного пристава. А именно - почему этим делом занимается пристав, не относящийся к району моей регистрации? Получив исполнительный лист, он должен был передать его по месту моей регистрации. Он этого не сделал. Я обратился с заявлением об этом в ФССП по Волгоградской области. Мне пришёл ответ: пристав Белоконь Николай Владимирович на мой вопрос о нарушении закона прислал мне ответ на запрос другого человека. В этом ответе указаны личные данные этого человека, что опять же является нарушением закона. То есть он не ответил мне, а в статусе обращения сейчас стоит «исполнено». Заявление по поводу деятельности данного пристава направлены в разные инстанции.

Вчера, 8 августа, состоялось очередное судебное заседание по поводу ущерба автомобилю за время хранения на стоянке ломбарда. «Юрист ломбарда напирал на то, что в 2015 году, то есть за два года до описываемых событий, у меня была авария, а именно, съезд с дороги, - рассказывает Меньшаков. - Где-то взяли протокол этой аварии и фото. В протоколе указано повреждение переднего бампера и всё. Фото абсолютно неразборчивое, даже марку авто угадать сложно. Таким образом, он пытался убедить суд, что, все повреждения описанные в акте приёма передачи были получены вследствие этой аварии.
Также пытался убедить судью, что ему нужно представить понятых, которые показали бы, что машина при аресте была грязной. Ибо его организация не может их принудить к этому - понятые были из сотрудников ломбарда. Судья это ходатайство отклонила. Итог - назначить автотехническую экспертизу. На разрешение эксперта поставить следующие вопросы: могли ли образоваться повреждения автомобиля в результате ДТП от 1 марта 2015 года. Если да, то какие? Какова стоимость восстановительного ремонта на основании акта приёма-передачи имущества, за вычетом повреждений, образовавшихся в результате ДТП от 1 марта 2015 года, если таковые имеются? И при чём здесь выезд с трассы за два года до событий?»

Волгоградец рассчитывает на помощь СМИ и профессионалов, знакомых с подобными ситуациями.