«Такого не бывает»: волгоградку раздавила судебная система в угоду родственникам

Казалось бы, банальная история: после семи лет брака супруги решили оформить развод. Мужчина остался жить в большом коттедже в черте Волгограда, а женщина смогла проявить недюжинные способности, ушла в бизнес, построила собственный дом, родила ребенка и в ее жизни начался совершенно новый этап.

И все бы складывалось хорошо, если бы не одно странное обстоятельство: бывший муж волгоградки решил воспользоваться своими родственными связями в судебных органах, чтобы отобрать у бывшей супруги ее новый собственный дом, к которому он не имеет абсолютно никакого отношения и в строительство которого не вложил ни одной копейки.

Мария Домбровская доведена до отчаяния. В информационно-правовой портал «Человек Закон Волгоград» она обратилась тогда, когда поняла, что ее положение не иначе как безвыходным не назовешь. В редакцию портала она прислала очень подробное обращение, где расписала всю историю судебных тяжб. Они длятся на протяжении долгого времени. Несмотря на все представленные доказательства суд выносит решения в пользу ее бывшего мужа. Цель обращения Домбровской в СМИ — предать огласке историю предвзятого правосудия, которое вершится в Волгограде. Родственные связи оказываются важнее и действеннее законов, моральной этики, конституционного права и прочих догм, позволяющих человеку чувствовать себя защищенным в случае беззакония.

Журналисты информационно-правового портала «Человек Закон Волгоград» приняли решение опубликовать обращение Марии Домбровской без цензуры, разбив его на несколько частей. Публикации будут выходить регулярно. В каждой части — подробное описание тех мытарств, которые перенесла женщина. В них же — упоминание фамилий всех судей, рассматривающих гражданской дело Домбровской и ее бывшего мужа. Как предполагает сама волгоградка — ее бывшему мужу судьи оказывают весомую поддержку, и в результате предвзятая судебная система раздавила женщину в угоду его родственникам.

«Обратиться в информационно-правовой портал «Человек и Закон Волгоград» меня заставила, как мне казалось ранее, «вопиющая» жизненная ситуация, которая, как я думала, входит в разряд «такого не бывает» и которая, случилась только у меня и только со мной. Однако сейчас, после громкого скандала со свадьбой дочери судьи Хахалевой, произошедшей в Краснодарском крае, и поднятия на слух общественности историй массового отбора у собственников их личного имущества заинтересованными в этом имуществе лицами, через якобы «законные» судебные акты, я поняла, что стала «одной из» в отработанном и налаженном механизме завладения чужим имуществом посредством «честного и справедливого суда».

Моя ситуация – это реальная история жизни о том, как обычный, простой человек, живущий простой спокойной жизнью - работа-дом-семья, в один прекрасный день может не по своей воле попасть в жернова системы и стать винтиком налаженного механизма, из которого ему уже не выбраться. Всего один день, который может разделить жизнь человека на «до» и «после». Всего один ваш недоброжелатель, и вся «система» запляшет под его желание вас уничтожить и раздавить, даже без денег, просто на «круговой поруке» дружбы, знакомств и общих застолий.

Все началось с банального задетого мужского самолюбия. Не зря психологи учат – «никогда не задевайте мужское эго». Я ушла от мужа. Ушла от мужа, который 7 лет официального брака жил за мой счет, нигде не работая. Все 7 лет брака мои родители-пенсионеры, параллельно продолжающие работать, отдавали нам все, чтобы мы выживали, выплачивая долги мужа, накопленные им еще до начала нашей совместной жизни. Ушла я только после того, как были погашены все его годами накопленные долги перед кредиторами, выкуплено имущество из залогов, выплачены кредиты перед банками. Муж после развода остался в своем 3-х этажном коттедже, в котором мы жили все годы брака, и который был оформлен на имя его погибшего отца. В этот дом делались все вложения, пока мы там проживали. Также у него осталась коммерческая техника - 2 седельных тягача и 2 полуприцепа, которые были в залогах и кредитах все годы совместной жизни. И которые были полностью выплачены и выкуплены на момент официального расторжения брака.

За то, чтобы я не подавала на раздел имущества и не делила транспортные средства, а также все вложения и улучшения в доме, которые оставались бывшему мужу, им было предложено выплатить мне 400 тысяч рублей, это была сумма, предложенная и озвученная им как «компенсация» за нераздел имущества. Эта сумма была совершенно не соизмерима совместно нажитому имуществу и выплаченным долгам за период брака, но спорить я не могла. Бывший муж напомнил мне, что если я подам в суд на раздел имущества, я останусь вообще без всего, ведь его родная сестра – федеральная судья Кировского районного суда Волгограда.

Я ушла молча, приняв эти 400 тысяч рублей, так как знала, что на большее мне действительно рассчитывать нечего. С полной уверенностью я могу утверждать, что ушла от мужа в пустоту и в никуда, держа в руках только 400 тысяч, на которые даже не могла решить остро стоящий передо мной жилищный вопрос. Бывший муж остался без долгов и кредитов за спиной, в благоустроенных за 7 лет брака 3-х этажных хоромах, красивым садом, розариями и хвойными деревьями, посаженными моими руками, с коммерческой техникой, приносящей прибыль. Вопрос где жить стоял передо мной не просто остро, а настолько, что мною даже рассматривался вариант покупки строительного вагончика, в котором можно жить, поставив его на каком-то огороженном участке земли. Такие варианты приходилось рассматривать из-за того, что после развода у меня на руках осталось «приданное» в виде двух крупных собак, породы алабай, с которыми снять квартиру или переехать жить к родителям было просто невозможно. В период брака я занималась разведением этой породы, являлась и заводчиком, и владельцем, принимала участие в выставках, собственных детей у меня не было, поэтому для меня эти собаки были как дети.

Я в момент развода попала в такую ситуацию, из которой у меня выхода просто не было. На руках два алабая – 90 кг и 60 килограмм, собаки очень крупные, взрослые, опасные в силу своих размеров, предназначенные для проживания на улице, на закрытой территории, с вольерами, забором не менее двух метров. Вопрос усыпить, надеюсь, сразу отпадает по понятным причинам. Отдать? Рассматривала и такой вариант, даже на временную передержку, пока решаю вопрос где мне с ними жить, но никто не согласился брать на себя такую ответственность в виде таких животных, это машины, а не собаки. Рассматривала вариант разместить в питомнике, опять же, пока не придумаю выход. Но этот вариант сразу же отпал после озвученных мне питомниками расценок. Стоимость передержки одной собаки в месяц составляла 15 тысяч рублей, соответственно за двух собак мне нужно было платить 30 тысяч в месяц за временное размещение. Отличным вариантом было бы снять частный дом, но ведя поиски дома в аренду на протяжении одного года, я так и не нашла ни одного реально существующего объявления, в котором бы сдавался дом, стоящий в отдельном дворе, с наличием высокого забора. Все объявления – это дома обычного частного сектора, без высоких капитальных заборов, где между соседскими дворами даже ограждения нет, или дома – пристройки к основному дому, где живут хозяева, т.е. с общим двором, входом, что исключает свободное перемещение и содержание таких собак. О вольерах даже и говорить нечего, ни в одном доме даже не было ничего похожего.

Таким образом, передо мной встала действительно нерешаемая проблема – как и куда забрать и где разместить двух крупных алабаев, переезжая от мужа. Скажу честно, если бы у меня не было этих собак, развод с мужем состоялся бы намного ранее. А так я ощущала себя в каком-то замкнутом круге. Кредиты, долги, полное обеспечение жизнедеятельности дома, коммунальные платежи, пропитание и одежда, все лежало на моих плечах, пока я годами верила и ждала, что проекты мужа по собственному бизнесу с транспортом заработают и начнут приносить деньги в семью. А встать и уйти не можешь – собаки. И ничего не можешь решить с их размещением и арендой подходящего дома. И тянуть на себе уже это бремя и ярмо не можешь, и уйти не возможно.

Когда я поняла что с мужем ничего не изменится, все его проекты с собственным бизнесом завалились, на работу он выходить не собирается, и все мои разговоры на эту тему агрессивно пресекает, я поняла, что если не уйду сейчас, то все это бремя на моих плечах меня просто согнет. Так, передо мной остро встал вопрос где мне жить дальше с этими собаками, которых никуда не денешь и нужно где-то размещать, кормить, заботиться. Так и не найдя где мне с ними жить, единственный вариант в котором я увидела выход и решение своих проблем - это строительство собственного дома. Поэтому очень быстро было принято решение, что на 400 тысяч рублей, которые мне выплатил бывший муж в качестве компенсации за «нераздел» имущества, я куплю земельный участок, на котором смогу построить собственный дом. Так я нашла и купила самый дешевый кусок земли, за чертой города, который только смогла найти.

Прошло 3 года после официального расторжения брака. За эти 3 года, я набрала кредитов, построила собственный жилой дом – моя гордость и моя радость, родила ребенка, выстроила с нуля собственный бизнес, приносящий мне стабильный хороший доход. За эти 3 года я пережила все, что знают люди влезающие в стройку, это и кровать из поддонов в серой оштукатуренной комнате, и мытье из тазика, и многое другое, что может испытать человек, начинающий все с нуля на заемные денежные средства.

В 2014 году я уже была «на коне»: практически завершенный отделкой дом, радость материнства, любимая работа, как вдруг, четвертого января 2015года я получила письмо из Советского районного суда, в котором мне сообщалось, что Сорокин Сергей Викторович, мой бывший муж, не смог со мной мирным путем договориться о разделе совместно нажитого в браке имущества в виде жилого дома, построенного им лично на собственные и кредитные средства, указав совместным имуществом мой личный жилой дом, который был построен мною уже после официального расторжения брака...»

О том, как развивалось дело о разделе имущества, к которому Сергей Сорокин не имел никакого отношения, речь пойдет в следующей части публикации.