Сплошная «липа»: в Волгограде судьи, рассматривая гражданское дело, загнали себя в тупик

660x385 В Волгограде судьи оказались в тупике из-за документов

Волгоградка Мария Домбровская публично рассказала о судебном беспределе, который преследует ее на протяжении нескольких лет. На сайте информационно-правового портала «Человек Закон Волгоград» были опубликованы открытые письма Марии Домбровской, в которых она подробно изложила все, через что ей пришлось пройти, отстаивая свою правоту, справедливость и возможность независимо существовать, жить, строить планы на будущее.

читайте также

Она выступает в качестве ответчицы в гражданском деле, инициированном ее бывшим супругом. Есть предположения, что на стороне экс-мужа «главную скрипку» играет его родная сестра — судья одного из районных судов Волгограда. Дело Марии Домбровской зашло в тупик. И она сама, и правозащитники, находятся в полной уверенности, что за каждым шагом представителей волгоградского судейского сообщества скрываются интриги, «липовые» доказательства, надуманные факты, несуществующие варианты развития событий.

Публикации вызвали широкий общественный резонанс. Тысячи читателей прочитали обращения волгоградки, сотни человек из разных регионов страны звонили и писали журналистам «ЧЗВ», задавая вопросы — как дела у Домбровской? Развернулось ли рассмотрение ее дела в сторону справедливости? И что произошло с документами, пропавшими из материалов дела?

читайте также

Мария Домбровская рассказала журналистам портала, что еще в мае прошлого года на имя Николая Подкопаева, председателя Волгоградского облсуда, она направила запрос с просьбой провести проверку по факту исчезновения копий письменных доказательств из материалов гражданского дела.

«В своем заявлении, помимо проверки по пропавшим документам, я просила определить порядок процедуры восстановления материалов дела и назначить экспертизу замазанных строчек внутренней описи вложения с последующим написанием сверху новых данных, на основании того, что опись была исправлена как раз в томе, в котором находились исчезнувшие из материалов дела документы, - рассказывает Мария. - Ответ пришел в конце мая. Он подписан председателем судебной коллегии по гражданским делам облсуда Ириной Поволоцкой. В нем говорилось, что мое обращение переадресовано в Советский райсуд для проверки доводов. А через пару дней пришло уведомление, опять же подписанное Ириной Поволоцкой, в котором говорилось о продлении срока рассмотрения жалобы. Больше ни одной бумаги из областного суда я не получала».

Фактически облсуд принял обращение Домбровской, но по какой-то причине спустил его в другую судебную инстанцию. Ряд действующих законодательных актов регламентирует правила ответов на обращения граждан, и суд не исключение. Любая инстанция дает ответ по существу, либо перенаправляет в другое ведомство, о чем уведомляет заявителя в определенный срок. Но ни самой Домбровской, ни ее адвокатам так и не удалось выяснить специфику механизма, по которому с ее запросом на имя Подкопаева облсуд поступил именно так.

«Решение вопросов, поставленных в моем обращении, входило в компетенцию областного суда, - считает Мария. - И если суд его принял, то почему должностное лицо И. Поволоцкая, рассматривающее мое обращение, уведомив меня 1 июня 2017 года о продлении срока рассмотрения жалобы, в конечном итоге, в нарушение п.4 ч.1 ст. 10 ФЗ №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений», не направила в мой адрес никакого письменного ответа по существу поставленных в обращении вопросов? А если все то же должностное лицо решило, что вопросы в моем обращении не входят в компетенцию облсуда, и обращение было переадресовано в Советский районный суд, то почему только 31 мая 2017 года, спустя месяц после его поступления? Совершенно не понятен смысл уведомлений, полученных от Поволоцкой. Мне не ясно - рассматривал мое обращение Волгоградский облсуд или переадресовал в Советский, определив, что не компетентен в моих вопросах? Я до последнего полагала, что областной суд занимается рассмотрением моего обращения. 22 июня 2017 года суд Советского района направил в мой адрес ответ, которым сообщалось о восстановлении полноты материалов дела – копии отсутствующих документов были приобщены к материалам гражданского дела. И доводы, изложенные в моем заявлении об исчезновении документов, признаны обоснованными. Суд признал факт отсутствия письменных доказательств в материалах дела. Но я продолжала ждать письменный ответ о результатах рассмотрения моего обращения от Волгоградского областного суда, который, продлив срок рассмотрения обращения, в конечном итоге должен дать заключительный ответ по существу поставленных вопросов. Ведь помимо просьбы провести проверку по факту исчезнувших документов, я еще просила назначить экспертизу замазанных строчек внутренней описи вложения. Но ответов не поступало. Какое было принято решение областным судом после отчета Советского районного суда - мне неизвестно».

В начале сентября прошлого года Мария Домбровская вновь направила заявление на имя председателя областного суда, в котором просила все-таки сообщать решение по ее обращению. В полученном ответе служители Фемиды сослались на своих коллег Советского райсуда, которые в июне дали подробный ответ о результатах проведенной проверки и выводах, принятых комиссией. А еще о том, что принято решение о приобщении документов к материалам гражданского дела. Также сообщалось, что 31 мая Домбровской был направлен мотивировочный ответ, поэтому проверка была завершена и производство списано в наряд. Но волгоградка заявляет, что это не так: ответ от 31 мая содержал только информацию о том, что заявление направляется для рассмотрения в Советский районный суд. И все.

«Получилась совершенно абсурдная ситуация, - считает Мария, – да, было признано, письменных доказательств, принятых, рассмотренных, учтенных и исследованных судом 1-й инстанции в момент вынесения решения в последующем не оказалось в материалах дела. Документы восстановлены, проверка завершена, производство списано в наряд. Ответ областного суда содержал в себе только признание факта отсутствия документов в материалах дела и сообщал о приобщении копий. Но там не было никакой конкретной информации о деталях произошедшего: как и когда именно документы «испарились» из дела, не было решения о назначении экспертизы замазанных строчек внутренней описи. Поэтому у меня не только возникла необходимость ознакомления с материалами проверки, касающегося моего обращения, но и появился конкретный вопрос: с какого именно момента времени, а точнее - с какой даты письменные доказательства отсутствовали в материалах дела и находились ли копии этих документов в материалах дела в момент рассмотрения апелляционной жалобы С. Сорокина в судебных заседаниях 26.11.2015г., 10.12.2015г, 26.10.2016г., а также в момент рассмотрения кассационной жалобы президиумом Волгоградского областного суда в судебном заседании 31.08.2016 года?»

22 ноября прошлого года Мария Домбровская направила на имя председателя областного суда очередное заявление. В нем она просила разрешить ознакомиться с материалами проверки по ее «майскому» обращению, а так же просила сообщить дату, с которой в материалах дела отсутствовали бумаги, - те самые документы, позже «вернувшиеся» в дело, - и были ли они в тот момент, когда рассматривалась апелляционная жалоба ее бывшего мужа Сорокина. Заявление пролежало в облсуде месяц, а затем только 21 декабря было отправлено в Советский райсуд с пометкой, что в срок до 21 декабря заявителю необходимо сообщить о результатах рассмотрения.

«Мне вновь был дан ответ о направлении моего обращения в Советский районный суд, а чуть позже – уведомление облсуда о продлении сроков рассмотрения обращения, - рассказывает Мария Домбровская. - Как и ранее, переадресация обращения в Советский районный суд произошла не в течении 7 дней, как того требует федеральный закон, а через календарный месяц после регистрации обращения.

28 декабря прошлого года из облсуда пришло уведомление о продлении сроков рассмотрения. И снова не ясно: мое обращение переадресовано в Советский райсуд и ответа от Волгоградского облсуда на это заявление мне не ждать? Или облсуд рассматривает обращение, но как обычно, после продления сроков рассмотрения обращения, забыл дать мне ответ? Потому что по прошествии уже почти двух месяцев с момента продления сроков рассмотрения обращения, никаких ответов мне не поступало».

Анализируя ситуацию, в которой оказалась жительница Волгограда, может сложиться мнение, что областной суд не всегда решает вопросы, заданные в заявлениях и обращениях. И «грешит» волокитой, и затягиванием сроков рассмотрения обращений. К слову, этот вопрос готовы адресовать к чиновникам, судьям, представителям различных структур, комитетов и ведомств не только волгоградцы, но и жители других регионов страны. Наблюдая за резонансной историей Домбровской, многие рассказали, как и их принесенные жалобы в судах стараются под любыми предлогами не принимать, переслать в другие ведомства, как затягивают сроки рассмотрения. А ответ по обращениям и заявлениям часто носят обтекаемый и расплывчатый характер, видимо, для того, чтобы не дать повода для его обжалования.

После публикаций на сайте информационно-правового портала Мария Домбровская направила заявление на имя председателя Волгоградского областного суда Н. Подкопаева, где описала, что в настоящий момент весь ход гражданского дела, от первой до последней инстанции, опубликован в СМИ, на информационно-правовом портале «Человек Закон Волгоград».

«В своем заявлении я сразу обратила внимание суда, что не прошу прокомментировать судебные акты и мне известно мое право на обжалование судебных решений, - говорит Мария Домбровская. - Я прошу именно изучить изложенный в СМИ материал на предмет выявления в нем фактов и обстоятельств, которые заинтересуют руководство суда на предмет проведения проверки изложенных фактов. Мною были заданы и другие вопросы. Ответ пришел за подписью Поволоцкой. В письме не содержалось ни одного ответа на поставленные мною вопросы. Также был полностью проигнорирован вопрос - почему все мои внепроцессуальные обращения не отражаются на сайте суда, как это положено? В ответе мне было разъяснено, что должностные лица Волгоградского областного суда, в том числе руководство, не вправе во внепроцессуальном порядке проверять законность и обоснованность вынесенных судебных решений, в том числе оценивать правильность процессуальных действий суда. Одновременно мне было разъяснено мое право на обжалование судебных актов.

Получается, что суд ответил мне именно на тот вопрос, на который я заострила внимание в своем обращении, что об этом я как раз не прошу. И не дал ни одного ответа по существу поставленных в обращении вопросов. Я не просила проверить законность решения суда во внепроцессуальном порядке. Судебное производство по моему гражданскому делу закончено, судебные акты вступили в силу, и поставленные мною вопросы никак не были связаны с вмешательством в деятельность судьи. Зачем Ирина Поволоцкая самостоятельно «переиначила» мои вопросы? Чтобы не давать на них ответов? Ведь согласно закона «О статусе судей в Российской Федерации» и «Кодекса судейской этики» после того, как процесс по делу закончен, и судебный акт вступил в законную силу, и судья, и руководитель, и председатель суда вправе давать пояснения либо комментарий к принятому решению, высказывать мнение о сложившейся практике применения норм материального или процессуального права и давать ответы по существу поставленных вопросов. Однако этого, по неизвестным причинам, сделано не было».

22 декабря Мария Домбровская смогла ознакомится с результатами служебной проверки, проведенной по факту отсутствия письменных доказательств в материалах дела по ее заявлению, сделанному 2 мая 2017 года. В заключении по результатам проверки говорилось, что письменные доказательства отсутствуют в материалах дела по причине ненадлежащего исполнения должностных обязанностей секретарями судебных заседаний. То есть был установлен и юридически зафиксирован факт того, что в момент вынесения решения судьей Советского районного суда эти документы рассматривались, учитывались и исследовались судом в момент вынесения решения. После ознакомления с результатом проверки стало понятно, что в стенах Волгоградского областного суда, в момент рассмотрения апелляционной жалобы С. Сорокина, судебная коллегия по гражданским делам эти документы не рассматривала, не учитывала и не исследовала в момент вынесения определения.

«Судьи областного суда, рассматривающие апелляционную жалобу Сорокина, в момент вынесения определений знали об отсутствии документов в материалах дела и проигнорировали это обстоятельство? - задается вопросом Домбровская. - Или судьи в момент вынесения судебного акта не знали об этом факте? В моих возражениях, поданных на апелляционную жалобу Сорокина, и в своей кассационной жалобе, я неоднократно ссылалась на письменные доказательства, а именно на расписки Сорокина, которыми он занимал у меня денежные средства. Судебная коллегия, рассматривающая любую апелляционную жалобу, состоит из трех судей. Один из судей является председательствующим судьей, он же судья-докладчик. Именно на него возлагаются обязанности в полном объеме изучить материалы дела, проверить обоснованность апелляционной жалобы, поступившие возражения, доводы и исследовать все доказательства. Без исследования доказательств, судья вообще не может выносить определение, если только не зачитывает заранее подготовленный судебный акт. В момент первого рассмотрения апелляционной жалобы Сорокина, еще в 2015 году, председательствующей судьей являлась судья Н. Жабина, а при повторном рассмотрении апелляционной жалобы 26 октября 2016 года, - Т. Веркошанская. Если есть зафиксированный факт, что письменные доказательства, в том числе расписки Сорокина, отсутствовали в материалах дела в момент рассмотрения апелляционной жалобы, то почему председательствующий судья Жабина и председательствующий судья Веркошанская, рассматривая апелляционную жалобу Сорокина и проверяя мои возражения, в которых я ссылалась на письменные доказательства, не обнаружив этих документов, не только не поставили об этом вопрос, но и не предприняли никаких процессуальных действий, которые были обязаны предпринять для устранения этого недостатка? Почему не вернули материалы дела в Советский районный суда для восстановления полного объема материалов дела? Ведь все эти письменные доказательства были указаны в протоколе судебного заседания Советского районного суда от 24. 08. 2015 года как доказательства, исследованные судом Советского районного суда в момент вынесения решения. Почему судьи не отреагировали на отсутствие документов в материалах дела, которые рассматривались, учитывались и исследовались судом первой инстанции при вынесении решения, и которых фактически не оказалось в материалах дела при апелляционном рассмотрении? Есть только два вывода. Либо доводы, которые мною были заявлены со ссылкой на письменные доказательства, имеющие определяющее значение для его разрешения, вообще не проверялись судьями апелляционной инстанции, поэтому о факте отсутствия письменных доказательств они даже не знали. Либо судьи апелляционной инстанции, проверяя доводы моих возражений, и обнаружив факт отсутствия письменных доказательств в материалах дела, преднамеренно и умышленно скрыли факт отсутствия письменных доказательств и пошли на вынесение заведомо неправосудного решения».

Заявление с просьбой провести проверку по этим вопросам было подано Домбровской на имя председателя Волгоградского Областного суда Н. Подкопаева первого февраля текущего года. Ответ Волгоградского областного суда Мария Домбровская обещает передать редакции информационно-правового портала для публичной огласки.

Когда материал готовился к печати, Мария Домбровская получила ответ из Советского районного суда (№ 01-12/2017 от 09.02.2018 года) на свое обращение от 22.11.2017г., которым она просила сообщить ей, когда именно пропали документы и находились ли копии данных документов в материалах дела на момент рассмотрения апелляционной жалобы Сорокина С.В. в судебных заседаниях 10.12.2015 года и 26.10.2016 года . В документе райсуда говорится, что копии документов не имелись в материалах дела на момент рассмотрения апелляционной жалобы С. Сорокина судебных заседаниях апелляционной инстанции 26.11.2015 г., 10.12.2015г., 26.10.2016 г. , а также на момент рассмотрения кассационной жалобы М. Домбровской в судебном заседании президиума Волгоградского областного суда.